Писательница Мила Нокс: «Любой ребенок — немного взрослый человек». Dvor.Media

В самом разгаре I литературного фестиваля для детей и молодежи команда популярного астраханского ресурса Dvor.Media встретилась с создательницей хоррор-сказок Милой Нокс. Побеседовали о взрослых детях, дарковых мирах и мифах о вдохновении. 

С какого возраста стоит приучать читать ребенка самостоятельно?

Это зависит от того, насколько активно родители принимают участие в развитии своего ребенка. Я начала читать с трех лет.  Но только благодаря тому, что перед этим каждый день мама клала передо мной книгу и читала, пока я рассматривала картинки и буквы, пытаясь читать сама. Потом отец нарисовал плакат с мини-историями в пару предложений (слова поделены на слоги, проставлены ударения) о жизни воробьев, и повесил рядом с обеденным столом. Каждый раз, приходя на кухню, я читала эти истории, пока не выучила наизусть все буквы. Вот такой лайфхак для родителей, которые думают, как научить детей читать.  Можете взять что-то более актуальное – не воробьев, а Смешариков, скажем. Или котеек.


Чем отличается детская книга от взрослой с точки зрения писательства?

На самом деле, в основе любой истории лежит конфликт. В зависимости от конфликта мы и подбираем для себя книгу. Конфликты, лежащие в основе детской книги, немного отличаются от тех, на которых базируются истории для взрослых, но… Любой ребенок — немного взрослый человек, а любой взрослый — немного ребенок. Потому часто взрослые читают детскую литературу, а дети — взрослую. Все зависит от самого читателя. Четких границ не существует, по крайней мере, я их не люблю. Сейчас я читаю Хроники Нарнии, и я «достаточно взрослая, чтобы снова читать сказки».

Основные мероприятия фестиваля проходят в театральном парке Астраханского государственного театра оперы и балета. Фестивальные площадки будут также работать на базе областных библиотек, книжных магазинов, Астраханского государственного университета и на открытых уличных площадках города.

 

А что ты читала в детстве?

Я читала много. Моя первая фэнтези-серия, если ее так можно назвать, — «Волшебник Изумрудного города». Самая любимая часть – «Семь подземных королей». Возможность существования волшебного мира у нас под ногами меня захватила, особенно нравилась некоторая дарковость атмосферы подземного королевства, путешествие по подземной реке, блуждание в темноте… В общем, те, кто читал мои книги, могут заметить сильное влияние этой серии на мои пристрастия в плане атмосферы – у меня тоже герои частенько бродят по подземельям и пещерам.

Еще важные книги – «Мифы Древней Греции» и «Илиада». Это вещи довольно жесткие, но именно из них я почерпнула архетипы и фантасмагорические образы, которые позже, пройдя через призму моего внутреннего мира, конвертируются в мои дарковые истории.

Завершу этот список серией книг о муми-троллях Туве Янссон – этого автора я считаю своей литературной матерью, потому что ни до, ни после этой истории я не читала ничего, что настолько четко отражало мое собственное мироощущение ребенка-взрослого.


Расскажи о своих хоррор-книгах. О чем они?

У меня вышла трилогия «Макабр» — победитель конкурса «Новая детская книга» издательства Росмэн. «Макабр» — фэнтези-сказка о подростке, ради спасения родителей вступившем в игру между живыми и нежителями, которую раз в сто лет устраивает сама Смерть. Действие происходит в Трансильвании, и мир произведения уходит корнями в румынский и молдавский фольклор. Книга рассказывает о полном опасностей путешествии Теодора Ливиану от тьмы к свету, о поиске себя и о любви, которая побеждает всё. Сейчас в процессе спинофф «Макабра» — хоррор-сказка «Миднайт». Запланирована трилогия, сейчас прочесть можно первую часть серии – «Наместник ночи». История Миднайта разворачивается в том же волшебном мире, что представлен в Макабре, но главные герои уже другие, как и страна, и время, когда происходят события.  В основном же я пишу темное фэнтези, хоррор-сказки, сейчас работаю над молодежным триллером.


Как много времени было потрачено на написание первой книги и сколько заняла практика? 

Чтобы научиться писать на профессиональном уровне, мне потребовалось почти десять лет. Люди часто излишне романтизируют ремесло писателя, перекладывая основную роль в творческом успехе на вдохновение. Этот миф меня крайне раздражает, да и вообще он очень вредный, потому что обычно, когда человек пробует себя в сочинении историй, и после пяти написанных страниц обнаруживает, что «что-то не так», решает все бросить со словами: «вдохновения нет, это не мое». Работа писателя не отличается от профессии врача, учителя или архитектора. Этому нужно учиться, даже если не в институте, то самостоятельно читать проф.литературу для писателей, художественные произведения, анализировать чужие работы, практиковаться. Черновик первой части «Макабра» вызревал три года, потом я дописала книгу за один месяц.

Ты ведь никогда раньше не бывала в нашем городе? У нас тут тоже есть свой хоррор. Но какие три ассоциации приходят на ум, когда ты слышишь «Астрахань»?

Волга, Астраханский кремль, старина. Я никогда не бывала в вашем городе, потому эта поездка для меня очень воодушевляющая не только в плане знакомства с читателями из Астрахани, но и в плане ознакомления с историческим прошлым нашей страны. Я знаю, что Астрахань — очень древний город, его прошлое тесно связано с Золотой Ордой, это мне очень интересно. Когда я узнала, что поеду к вам, сразу полезла гуглить фото. Астраханский кремль с высоты птичьего полета выглядит очень красиво, я хочу пройтись по историческим местам, если появится свободное время.

Литературный фестиваль продлится  до 19 мая. Кстати, в институте “Платформа” назначена встреча в рамках фестиваля, так что — не упустите.

Фото: личная страница Милы Нокс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *